Танины ночные кошмары

Таня боялась темноты столько, сколько себя помнила. Вернее, не темноты как таковой, а темноты в помещении.

Будучи подростком, если ей приходилось ждать маму или бабушку с работы в темное время (случалось, им приходилось работать до глубокой ночи), она не ждала дома, она ждала на улице. Холодная и дождливая погода, темнота и ветер неограниченного стенами пространства казались ей гораздо более безопасными, чем нахождение внутри дома. Какая-то неведомая сила и необъяснимый страх выталкивали ее из теплого и уютного дома, где известен каждый закуток, где можно включить свет во всех комнатах и закрыться на все замки, дома, который располагался не в дремучем лесу, а на обычной улице, по соседству с другими домами, вовне, там ей было гораздо спокойнее.

На протяжении десятилетий ей периодически снился ужасный сон. Вариации его были различными, но она всегда узнавала это существо, в каких бы обличьях оно не являлось. Она бежит по тропинке среди зеленого луга. Она знает, что навстречу ей идут мама и бабушка, и вот-вот они появятся из-за поворота. Но из-за поворота появляется огромное человекоподобное существо. Она знает, что этот великан – не человек, но она не знает, кто он. Он похож на джина из лампы, и у него в голове горит огонь, подобно факелу. Он просто идёт, он ничего не говорит, но она панически его боится. А еще больше она боится того, что он может причинить вред её близким, ведь они где-то там, они сейчас окажутся рядом с ним!

У Таня была своя комната, и мама заботливо оставляла ночник включенным. Но она все равно боялась вставать и идти в темные комнаты (к примеру, в туалет). Порой она просыпалась из-за наполненного мочевого пузыря, но боялась шелохнуться. Ей казалось, что комната полна сущностей, и ей было страшно обнаружить себя. Сжавшись в комок, она  смотрела по сторонам и мечтала, чтобы её куклы и игрушки ожили и защитили её от кого-то неведомого, а от кого — она не знала. Таня терпела, покрывалась холодным липким потом, а затем мочилась в постель, заворачивала край простыни и засыпала. Такие моменты случались лет до 12. Родные считали, что у девочки энурез, её водили к врачам, к местной знахарке. Ничего не помогало. Таня не могла передать, а родные не могли узнать, какие огромные страхи живут в её голове.

Кода Таня стала взрослее, этот сон сменился другим, не менее ужасающим. Сон начинался с того, что всё пространство наполнялось красным цветом, то ли туманом, то ли какой-то движущейся субстанцией, похожей на размазанную по стеклу кровь. Одно это начало вводило её в оцепенение. Как-то однажды, во сне, она решилась открыть дверь в одну из комнат, из которой сочился этот туман. Там на кровати лежал довольно красивый мужчина среднего возраста, греческого профиля. Он был мёртв. Ей стало безумно жаль его, и она начала говорить слова скорби, слова нежности и искренне плакать. И вдруг из сомкнутых век этого мертвого мужчины начали вытекать слезы, кровавые слёзы. Страх сковал всё тело Тани, она боялась даже дышать.

К тому моменту Таня жила одна. Страх достиг таких чудовищных масштабов, что истощил всю её нервную систему. Порой ей хотелось привести в дом любого встречного прохожего, чтобы немного поспать.  К счастью, до первых встречных дело не дошло, но этот страх стал основой многих её отношений, которые не привели ни к чему, но дали временную передышку.

Таня повзрослела и научилась подбирать себе жилое пространство с учетом страхов. Окна её комнаты непременно должны были выходить на хорошо освещенную оживленную улицу, окно должно быть приоткрыто хотя бы на маленькую щелку, а путь в туалет должен подсвечиваться ночником. И тем не менее, как только случалась какая-либо стрессовая ситуация, в системе её защиты образовывалась брешь, через которую ночные ужасы вновь просачивались в сознание Тани и заставляли цепенеть.

Она меняла квартиры, города и даже страны, но ночные страхи путешествовали с ней. Наконец, она решила посмотреть им в глаза и обратилась за помощью к психологу.

В ходе работы Таня вспомнила ситуацию, когда она была трехлетним ребенком. Обрывочные воспоминания Тани таковы: очень странный папа, словно чужой, огонь, закрытая дверь, чужая квартира и проступающая на стене вода, лестничная площадка, рыдающая мама и бабушка, её любимая кукла, как ей сказали: «Вышедшая из пожара, чтобы быть с Таней». Позже Татьяна уточнила информацию у мамы, случай действительно имел место в жизни. Мама была на работе, а Таня с папой в квартире. У папы случился алкогольный делирий, и он поджог шкаф с одеждой, который вспыхнул факелом. Соседка, почувствовав запах дыма, начала стучаться в квартиру, но никто не открывал. Вызвали пожарных, муж соседки выбил дверь, Таню увели к соседям. Папу забрала «психиатричка».

Кошмарные сновидения Татьяны прекратились мгновенно. Осталось сохранным легкое волнение при нахождении в замкнутых пространствах, это «родной» страх структуры её психики, уретрального вектора. Но это уже совсем другая история.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x